11
22
КОСТРОМА ПОГОДА

 

 

В Волгореченске ликвидатору аварии на Чернобыльской АЭС не нашлось места на кладбище

Мужчину похоронили за шесть километров от города, так как все свободные участки на ближайших погостах непонятным образом оказались «зарезервированы», стало известно Logos44.ru.

26 апреля исполняется 35 лет с момента аварии на ЧАЭС. Но даже к годовщине аварии в Волгореченске не смогли достойно похоронить одного из ее ликвидаторов.

Привлечь внимание к вопиющей несправедливости вдове ликвидатора Владимира Зябликова помог профессор и академик Павел Романец, член правления Костромского отделения «Союз «Чернобыль», председатель НКО «Глубинка», член РВИО и РГО. Как только Павел Викторович узнал о том, где собираются похоронить ликвидатора, он попытался обратиться в прокуратуру, но попросту не успел разобраться в интерфейсе сайта, который оценил как весьма недружелюбный.

«Местная власть считает, что и 6 километров - это для пожилого человека рядом. Всё бы ничего, да вот привезли Зябликову на близкое кладбище и показывают на схеме - всё занято, свободных мест нет. Плюс ссылаются на местного прокурора, который якобы запретил хоронить умерших на этом кладбище. А Зябликова говорит: «Ну вот же свободные места, вон сколько их». Нет, отвечают, это выкупленные. Вот и возникают вопросы: почему Зябликова, героя, ликвидатора не захоронили на кладбище в черте города? Почему на Волгореченском кладбище нет Аллеи героев, которые уже существуют во всех городах? Почему продают места на кладбище? Почему те, кто выкупили территории смогут похоронить родственников, хотя прокурор запретил? Почему прокурор решает вопросы хоронить или не хоронить, когда есть муниципальное собрание депутатов? Почему председатель Костромского отделения «Союза Чернобыль», депутат областной Думы, председатель партии пенсионеров Тащиев Г.Г. поддержал бессовестные действия Волгореченской власти? Почему сайт Прокуратуры сделан так, что продвинутый пользователь не может заполнить заявление?», - спрашивает Павел Романец.

Что касается участия в решении данной проблемы Георгия Тащиева, от вдовы ликвидатора Татьяны Зябликовой нам стало известно, что он был осведомлен о происходящем и даже обещал свою помощь. Но после этого так и не перезвонил.

Публикация на странице Павла Романца в соцсети «ВК» также не осталась без внимания. Администрация Волгореченска разместила под его постом официальный комментарий с объяснениями. Правда, «провисел» он недолго и вскоре по какой-то причине был удален.

likv

«Когда стало понятно, что мужу осталось жить совсем недолго, мы с сыном обошли два городских кладбища, чтобы найти участок. Свободные места нашлись и на первом, и на втором. По наивности мы думали, что если указать чиновникам на свободный участок, нам разрешать захоронить там мужа и отца. Пока искали место, я потеряла обручальное кольцо – очень обидно, оно почти полвека было со мной. Затем мы позвонили заместителю главы администрации Волгореченска, который сказал, что свободных мест на этих кладбищах на самом деле нет.

На следующий день я обратилась с заявлением к главе администрации города и узнала, что официального закрытия кладбищ не было. Поехали смотреть вместе. На втором, более новом кладбище, сразу у ворот было достаточно свободного места – минимум, на пять захоронений. Сотрудники кладбища посмотрели бумаги и сообщили, что места заняты. Больше ничего не объяснили.

В неофициальной беседе нам было сказано: «Сейчас мы пойдем вам навстречу, а потом другие попросят». Но сколько их - тех, других? По-моему, в Волгореченске осталось в живых только три человека, которые принимали непосредственное участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС и поплатились за это своим здоровьем, оставшись глубокими инвалидами.

Жизнь не баловала моего мужа – да, после аварии он прожил немало, но половину этого срока провел в больницах. О нем практически забыли, почти никогда не поздравляли с праздниками, долгое время неверно насчитывали пенсию. И даже после смерти никто не захотел воздать человеку должное. А он был большой молодец, держался, как только мог и ни на что не жаловался», - рассказывает Татьяна Зябликова.

По мнению Татьяны Мефодьевны, правильно было бы выделить место под захоронение всех волгореченских ликвидаторов. И установить там стелу как знак уважения к тем, кто отдал свое здоровье, а в конечном итоге и жизнь, защищая других.

Фото: http://izgotovleniepamyatnikov.ru/kladbishe/gorodskoe-volgorechensk-kostobl/

 

21.04.2021

Галамарт